Жертва Спасителя и наша жертвенность

Второе послание апостола Павла к Тимофею. Глава 4, стихи 3-8.

Но ты будь бдителен во всем, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твое. Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его.

Сегодняшнее апостолькое чтение очень краткое, но принципиальное. Апостол Павел пишет своему ученику последние слова, и эти слова, очевидно, чрезвычайно важные. О чем говорит апостол Павел? Он уже не пишет о богословских, вероучительных вопросах, не повторяет правил христианской жизни и взаимоотношений в церкви и так далее… Он пишет о самом главном для человека в финале его жизни, в момент перед встречей с Творцом за пределами земного мира. Он пишет о Жертве.

Понятие жертвы, жертвенности, ключевое вообще в религиозной жизни, но мы часто забываем об этом. Собственно с жертвы начинается религиозная жизнь человека, как таковая. Но мы слишком привыкли к замечательному, бесценному дару Спасителя — Его жертвенной любви. Он есть подлинная и невместимая ни миром ни разумом Жертва за всех нас. Он принял наши грехи и Своею жертвенною Кровью омыл нас.

Это совершенно правильно и не может подлежать сомнению.

Но! Не слишком ли мы легко принимаем эту величайшую Жертву. Не привыкли ли мы к ней? Не исчезает ли в нас в силу собственной духовной лени шок и потрясение от этой Жертвы?

Мы поем рождественские калядки — все так мило, Господь пришел, за нас пострадал, мы омыты Его Пречистой Кровью. Прекрасно. И это все? Не забываем ли мы, может отчасти и лукаво, и о собственной жертвенности? А ведь причащаясь Тела и Крови Христовой, Его Кровь, становится нашей кровью. Его — Жертвенная Кровь, течет в наших жилах. Мы сами становимся жертвой. Мы сожертвенны с Ним. «Я сораспялся Христу. И уже не я живу, но живет во мне Христос». Вот ключевое понятие христанства. Вот та жизненная позиция, которая сделала Церковь непобедимой в веках и тысячелетиях среди вражды и соблазнов внешнего мира. Непобедима Церковь, состоящая из людей, которые чем ближе к смерти, тем становятся тверже. Мы искуплены Его Кровью, но мы также должны быть еще и сожертвенны с Ним, мы должны быть спутниками Ему в Его Крестном пути. Тогда мы непобедимы. Потому что ничто для нас не старшно, если и сама смерть становится для нас не ужасным концом всего, а соучастием в Великой Жертве. Жизнь для нас — свидетельство, а смерть — жертва. Все наполнено величайшим смыслом, все устремлено к вечности.

Насколько грандиозно и прекрасно такое состояние духа человека, то состояние в котором постоянно пребывали апостолы, мученики и все святые. И насколько оно отлично от нашей собственной духовной жизни. Не будем говорить о вообще современном человеке. Потерявшем все духовные ориентиры слепом рабе собственных страстей и чужих мнений. Посмотрим на самих себя, современных православных. Как мы молимся, что мы просим у Бога, как ведем себя пред Лицем Его в Доме Его?

Как малые дети — просим подарков и сладостей — здровья, успехов, семейного счастья. И правильно. Просим и, что удивительно, получаем. Господь принимает даже такие молитвы. Но это ли молитва христианина? Он нас любит, Он простит, Он даст… Он… Он… Он… А мы? На что мы готовы, кроме как просить Его еще о чем-либо? Готовы мы быть жертвой, пусть с маленькой буквы, но тоже жертвой? Часто ли просим мы сил не для того, чтобы сокрушить обидчиков, а чтобы достойно пронести свой крест? Часто ли радуемся, подобно апостолу Павлу, о том, что час нашей жертвы приблизился?

Конечно, надо, и это правильно, — просить Бога во всех своих нуждах. Но это пища младенцев. Апостол пишет последние слова — и эти слова уже не младенческое молоко, но пища твердая. Слова для учеников, возросших «в меру возраста Христова». Нам будет слишком дерзко становится в их ряд, но это не значит, что мы должны желать навсегда оставаться младенцами. Мы должны стремится к возрастанию. А не питаться из года в год одной младенческой пищей.

В этой связи хочу напомнить, что сегодняшний отрывок является продолжением других слов апостола Павла, не могу их не привести: Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. И далее уже знакомые нам слова.

Вот прямая и нелицеприятная характеристика современного прихожанина: по своим прихотям избирать учителей… от истины отвратят слух и обратятся к басням. Как хорошо придти в храм, посудачить со знакомыми о чудесах, о способах исцеления от зубной боли или ночных недержаний. Поставить свечечку, приложить землицу от святыньки к больному месту, обвязаться пояском от злых духов… Так вот, дорогие мои, это даже не молочная пища, все это — басни!

От истины отвратят слух — это про нас! Прислушемся же к истинным словам, к словам прозвучавшим сегодня в храмах, тем словам, которые сказал апостол Павел как последнее напутствие своему ученику и нам вместе с ним. Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало… а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь… и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его.

Посмотрим на его пример — быть сожертвенным со Христом, нести каждому свой личный крест с радостью и благодарением. И именно об этом будем молить и благодаритьБога.

Аминь.