Святоотеческие толкования образа 70 седмин в книге пророка Даниила

Святоотеческое наследие по толкованию книги пророка Даниила очень богато. Это связано, конечно, с огромный значением этой книги для Церкви. Обилие пророчеств о грядущем Мессии, причем пророчеств совершенно ясных, выделяет ее среди книг Ветхого Завета. Для разбора святоотеческих толкований мы возьмем одно пророчество из этой книги, именно — о 70-ти седминах.

«Среди доказательств истинности христианской религии одно из первых мест занимает , бесспорно, откровение Даниилу о 70 седминах. Если оно не с такой определенностью и подробностью, как другие пророчества, говорит об обстоятельствах пришествия Мессии и Его смерти, зато оно , во-первых, точно определяет  время этих событий, и, во-вторых, указывает дальнейшую судьбу еврейского народа, после отвержения ими Мессии. А эти два качестваоткровения о седминах яснее, нагляднее всего говорят об истинности богооткровенной религии.  За несколько столетий верующим не только предвозвещается будущие события, но и точно определяется, через сколько времени оно случится.»[1]

Особенность книги пророка Даниила сказывается еще и в том, что перевод, используемый святыми отцами для толкования ее, использовался не как обычно для других книг из перевода 70-ти, а почти все святые отцы использовали перевод Феодотиона. «Все святоотеческие толкования книги пророка Даниила ведутся по переводу Феодотиона, а не по LXX. Перед нами поразительный факт: вся христианская Церковь, вместе с великим ученым и знатоком Св. Писания Оригеном, единодушно и единогласно отвергает перевод LXX на книгу пророка Даниила и принимает во всеобщее употребление перевод Феодотиона, сделанный с еврейского текста. Причины такого явления неизвестны, но несомненна та общая причина, что перевод LXX с книги Даниила был признан испорченным, несогласным с подлинным текстом этой книги и что перевод Феодотиона, а , следовательно, и его подлинник — современный еврейский текст, был признан наиболее близким к подлинному писанию пророка.

Блаж.Иероним в своем предисловии к переводу книги пророка Даниила говорит: «Церкви Господа Спасителя не читают книгу пророка Даниила по переводу LXX толковников, пользуясь изданием Феодотиона; а почему это случилось, я не знаю». [2]

Говоря о экзегетических трудах святых отцов, надо принять во внимание, что именно по экзегетическому подходу более всего разделялись так называемые антиохийская и александрийская богословские школы. «Есть одна черта для верной характеристики направлений александрийского и антиохийского: это их метод толкования Священного Писания. Александрийская и антиохийская школы различались экзегетическим методом. Атиохийская школа отнеслась отрицательно к аллегоризму Оригена, может быть потому, что тогда было сознано, что аллегорическое толкование Библии, покоющееся на благоговейном отношении к ней, иногда оканчивается отрицанием буквы текста Библии. Встречая в ней описания обыденных сторон человеческой жизни и не считая последние достойными чести — занимать место в Слове Божием, александрийские толкователи склонны были думать, что под буквой Библии здесь скрывается какой-то другой, более глубокий смысл, и старались отыскать его, жертвуя общей связью целого. В результате получался ряд фрагментарных объяснений, которые связать часто было невозможно в единство их основной идеи. Антиохийская школа противопоставила аллегорическому произволу экзегетов требование отчета. Вместо аллегоризма она начинала с истории, с буквального смысла, соответствующему историческому положению вещей, затем, уже мало-помалу переходила к qeoria, к высшему смыслу. При такой постановке дела, в антиохийском толковании буквальный смысл и человеческий элемент выдвигался на первый план.

Антиохийский экзегет хочет открыть не maximum, a minimum смысла данного слова, т.е. тот смысл, какой это слово имеет везде и всюду.

Антиохийская школа сделалась основательницей научного толкования. Экзегес александрийский был искусством.»[3]

Итак, приняв во внимание подобную точку зрения на возможные расхождения в подходе к толкованию библейских пророчеств у святых отцов, предпримем попытку обзора православной экзегезы на такое важное место из книги пророка Даниила, как пророчество о 70-ти седминах.

Обзор святоотеческих толкований начнем Иринея Лионского — отца Церкви 2-го века, ученика Поликарпа Смирнского, современника апостола Иоанна. Он был большой знаток греческой философии и поэзии, за его труд «Против ересей», Иринея справедливо называют первым богословом после апостолов. Он служил авторитетом для Августина, Епифана, Тертуллиана и других.

Говоря об антихристе, св.Ириней ссылается на откровение Даниилу о седминах:  «Затем (ангел Гавриил) обозначает и время владычества его (антихриста), в каковое время будут гонимы святые, приносящие Богу чистую жертву: и в половине седмины, говорит он, возжется жертва и возлияние, и на храм ( в храме) мерзость запустения будет, и даже до скончания времени скончание дастся на запустение; половина же седмин есть 3 года и 6 месяцев.»[4] Здесь мы видим, что святой Ириней более внимание заостряет на эсхатологическом смысле пророчества, нежели на времени исполнения ожиданий пришествия Мессии.

Другой ранний отец и учитель Церкви — Климент Александрийский, знаменитый церковный писатель конца 2-го и начала 3-го века. Вместе со своим учителем Пантеном он является основателем самостоятельной александрийсой богословской школы. Сведения о жизни и деятельности Климента очень недостаточны. Есть основания полагать, что Клиемент родился в очень богатой и знатной семье, благодаря чему он с ранних лет обладал обширными познаниями в греческой литературе и философии. Труды его, по своему содержанию и характеру изложения, отличаются глубиной задуманного плана и систематичностью.

Давая сравнительный очерк еврейской и всемирной истории и дойдя до освобождения евреев из вавилонского плена, Климент указывает на исполнение Даниилова пророчества, приводит текст откровения о седминах и продолжает: «Что в продолжении 7 седмин строился храм, это очевидно, т.к. об этом написано и в книге Ездры. И т.о. царь Христос стал вождем иудеев в Иерусалиме, когда полностью исполнилось 7 седмин. И в течение 62 седмин оставалась в покое вся Иудея, и не было в ней войн. И Господь наш Христос, Святый Святых, пришедши и исполнивши видение и пророка, был помазан по плоти Духом Своего Отца. В этих 62 седминах, как сказал пророк, и в одной седмине — Господь; половину седмины владел царством Нерон и в святом городе Иерусалиме поставил мерзость, а в другую половину той же седмины был убит и он и Гальба и Отон и Виталий и воцарился Веспасиан, взял Иерусалим и опустошил святилище». Далее приводится счисление лет от пленения Иаавиля до разрушения Иерусалима, как конечного пункта седмин.[5] Здесь мы видим, что толкователь более подробно останавливается на разделении седмин на две неравные части 7 и 62 седмины, объясняет, почему именно пророк упомянул об этом разделении и растолковывает значение имени Христос в двух смыслах: 1) как помазанник на царство, царь, вождь иудеев, и, 2) главное, что Христос — помазанник по плоти Духом Отца Своего, наш Господь. Последнюю же седмину Климент понимает не как Ириней эсхотологически, а в историческом контексте — как время владычества особенно жестоких римских императоров: Нерона и Веспасиана, опустошившего святилище, т.е. Иерусалимский храм.

Один из ранних церковных писателей 3-го века Ипполит Римский тоже подробно остановился на истолковании пророчества Даниила. Ипполит был очень авторитетным учителем, разносторонне образованным и в духовных и в светских науах. Известны его труды в которых он касается вопросов догматики, апологетики и экзегетики. На толковании пророчеств Даниила о 70-ти седминах Ипполит Римский останавливается с особым вниманием. Он написал целую книгу по пророчествам Даниила, и относительно 70-ти седмин он пишет следующее.

«Итак, назвавши 70 седмин, (Ангел Гавриил) разделил их на две (части), — это с тою целию, чтобы слова его к пророку были более понятны. Сказал же он так: до Христа старейшины 7 седмин, а это и составляет 49 лет: причем самое видение Даниил видел в Вавилоне в 21 году (разумеется от начала плена Вавилонского). Следовательно, если мы приложим 49 лет к 21-му, то и получится 70 лет, на которые указал пророк Иеремия, когда говорил, что святилище будет в запустении в продолжение 70 лет, начиная от пленения иудеев, бывшего при Навуходоносоре, и что после этого, при старейшине Христе, народ возвратится из плена, и что тогда принесется жертва и приношение. Спрашивается, о каком же ином Христе говорит здесь (пророк), как не об Иисусе, сыне Иоседекове, который возвратился (из плена) вместе с народом своим и, построивши в 70-ом году храм, принес (в нем) жертву по закону? В самом деле, христами назывались цари и священники ввиду того, что они помазывались святым елеем, который был приготовлен в древности Моисеем (Исх.30:25). Вот почему они и носили имя Господне, и, таким образом, в самих себе предвозвещали прообраз и обнаруживали подобие (Его) до того самого момента, когда явился с небес настоящий Христос — Сын, Царь и Священник (Евр.8:1; 9:10), — (такой священник), Который один только совершил волю Отца своего, как написано в книге Царств: и восставлю Себе Жреца верна, иже вся, яже в сердце Моем, совершит(1Цар.2:35).

А чтобы показать то время, когда должен явиться Тот, Которого вожделел узреть блаженный Даниил, (Ангел) говорит: и по истечении 7 седмин (наступят) другие 62, которые и составят время в 434 года. И действительно, после возвращения народа из плена Вавилонского под предводительством Иисусу, сына Иоседекова, книжника Ездры и Зоровавеля (1Ездры3:8), сына Салафиилева, — происходившего от колена Иудина, -до пришествия Христа прошло 434 года; тогда-то этот Священник священников и явил Себя в мире; тогда-то Он, вземляющий грехи мира, и показал Себя видимым образом, как о Нем говорит Иоанн: вот Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин.1:29). Подобным же образом, собственно, выражается и Гавриил: яко да обетшает согрешение и скончается грех. А Кто именно очистил грехи наши, о Том поучает тебя апостол Павел….

А что после возвращения народа из плена Вавилонского до рождества Христова прошло 434 года, можно легко узнать из следующего. Так как первый завет был дан сынам Израиля по истечении 434 лет (Гал.3:17; Исх.12:41), то отсюда вполне естественно и второй (завет) точно так же должно было приурочить к такому же периоду времени, дабы он составил, таким образом, предмет ожиданий для народа и легко был узнан верующими. Вот почему и Гавриил говорит: и помажется Святый святых.  Святый же святых есть, конечно, не кто-либо иной, как единый Сын Божий, Который по своем пришествии Сам засвидетельствовал, что Он помазан Отцем и послан Им в мир…

Ангел сказал: И скончается грех, и запечатаются грехи. В самом деле, грехи всех тех, которые до конца остались неверующими в Него, не отпустятся, и сами они, соблюдаемые в день Суда, запечатаются; грехи же тех, которые выказывали готовность веровать в него и исповедывать Его, как могущего отпустить прегрешения их, — грехи всех этих отпущены.

При этом (Ангел) еще добавляет, говоря: и запечатается видение и пророк. И действительно, так как Он (Христос) только явился исполнением закона и пророков — закон же и пророцы до Иоанна— то все, сказанное ими, и должно было оказаться запечатленным, дабы только с пришествием Господа все разрешилось и осветилось: все, запечатленное и недоступное для понимания, сделалось легко постижимым; все, связанное древле, теперь получило от Него разрешение…

И все это (было запечатано) в силу необходимости. В самом деле, для неверующих фарисеев, которые думали, что они знают Писания закона, все реченное пророками даже необходимо было запечатать; и только для верующих должно было все открыться.

Итак, все запечатленное в древности теперь по благодати Господа открыто святым; ведь Он оказался завершительной печатью и ключем Давидовым, отверзающим и никого же затворяющим; затворяющим и никого же отверзающим (Апок.22:22).. .

Далее (пророк) говорит: и возратится, и соградится стогна и забрала (Дан.9:25). Так было и на самом деле. По возвращении из плена, народ (еврейский) снова построил и город, и храм, и кругом их стену (1Ездры5:2; Неем.2:17; 6:15). По седминах же 62-х — продолжает пророк, — истощаться лета, и утвердит завет мнозем седмина едина, в пол же седмины отимется жертва и возлияние, и во святилищи мерзость запустения будет. То есть, когда исполняться 62 седмины, и придет Христос, и проповедуется Евангелие всему миру, и истощаться лета, тогда останется еще одна, последняя седмина, во время которой придут Илия и Енох, в средине же ея появится мерзость запустения — антихрист, и возвестит миру запустение. И тогда жертва и возлияние, которые приносятся Богу на всяком месте и всеми породами, отнимутся.»[6]

Очевидно, данное толкование наиболее полное, что неудивительно, ибо Ипполит Римский особенно придавал значение пророку Даниилу, написав целую книгу по объяснению его пророчеств. Из особенностей его толкования можно выделить то, что святой отец подробно останавливается на объяснении слов «запечатаются грехи», соединяя эти слова с делом искупления, совершенным Спасителем. Кроме этого надо отметить понимание святым Ипполитом последней седмины в эсхатологическом ключе, что эта седмина отложена до последних времен, когда придут Енох и Илия, а последняя половина этой седмины уже относится ко времени антихриста.

О пророчестве Даниила писал и блаженный Феодорит епископ Кирский. Он родился в Антиохии и начал свое служение в монастыре Евпретия. Его главном делом было борьба с еретиками Сирии. Он выступал и против Нестория и против Евтихия. Феодорит известен как всесторронний и глубокий писатель. Время его активной церковной и литератуной деятельности относится к началу и есредине 5-го века. Одно из его главных сочинений «Против иудеев», в котором он и касается пророчества Даниила.

«Прежде всего, должно заметить, что пророк в своей молитве к Богу говорил о народе и Иерусалиме: Народ Твой, город Твой, святилище Твое, Бог же, напротив, говорит Даниилу: 70 седмин сокращены на народ твой  и на город твой.  Он как бы не удостаивает назвать Своим ни народ, именовавшийся прежде Его народом, ни город, также издревле именовавшийся Его городом (ср. Исх.32:7). 70 седмин сокращены, т.е. определены и присуждены, — так перевели некоторые из толковников.

Пока обветшает преступление и завершится грех, — т.е. пока возрастает их нечестивая дерзость и достигнет конца грех: завершающимся грехом и преступлением ветшающим, или возрастающим и достигающим крайности , он называет дерзновенное распятие ими Господа.

Но т.к. Владыка Христос имел даровать верующим в Него отпущение прегрешений (ср. Ин.1:29), то ангел справедливо прибавил: и запечатлеются грехи и изгладятся беззакония и очистятся неправды. Ибо Он изгладил беззакония уверовавших  в Него, истребив еже на нас рукописание, как говорит божественный Павел (Кол.2:14).

Он запечатал грехи, упразднив жизнь по закону и даровав благодать Духа.

А вечная правда есть именно сам Владыка Христос (ср. 1Кор.1:30; Рим.1:17) — но т.к. Он, по своей щедрости, даровал уверовавшим в Него и оправдание, приводящее к жизни вечной, то св. Гавриил по необходимости сказал: и приведется правда вечная. Он прибавил: и запечатается видение и пророк, т.е. положится конец всем пророчествам (Рим.10:4) и прекратится на будущее время пророческая благодать в иудейском народе.

Ибо если бы Владыка Христос, явившись, не пострадал и не совершил того, что предсказали пророки, то истинность пророков не была бы доказана. Поэтому Он, страдая и совершая все, предреченное ими, исполняет и как бы запечатывает и подтверждает предсказанное ими. К этому ангел прибавляет еще: и помазать Святого святых. Кто же этот святой святых? Пусть скажут иудеи; если же они не знают, то пусть узнают от нас, что Он есть сам Владыка Христос (Ис.61:1; Пс.44:8; Деян.10:38). Он, называясь святым святых, как источник святости, по человечеству помазуется Духом Святым.»[7]

Из приведенного отрывка видно, что Феодорит более всего обращает внимание на то, как пророчества Даниила исполнились на воплотившемся Сыне Божием. Т.е. толкование Феодорита более христологично, он использует разговор о пророчестве, чтобы еще лучше уяснить божественные свойства Господа Иисуса Христа и совершенное Им дело нашего спасения.

Один из величайших отцов Церкви Афанасий Александрийский тоже большое значение придавал пророчеству о седминах. Годы его жизни 293-373. Он родился и учился в Александрии, здесь же и рукоположен в сан диакона, а потом избран на кафедру. Он известен как твердый борец за православие в споре с арианством. Его богословское наследие до сих пор имеет великое значение и силу. Вот как он оценивал пророчество Даниила о 70-ти седминах.

«При других пророчествах можно еще отыскивать хотя предлоги к тому, чтоб написанное относить к будущему времени; но что в состоянии будут они сказать на это, или вообще, какое осмелятся сделать возражение? Здесь указан Помазанник (Христос), предвозвещено, что помазуемый — не просто человек, но Святый святых, что до пришествия Его будет стоять Иерусалим, и наконец, не станет Пророка и видения во Израиле.

Вот знамение и важный признак явления Божия Слова: Иерусалим уже не существует; ни один пророк не восстает, и нет уже у них откровения видений. Этому и быть надлежало. Когда пришло уже знаменуемое, — какая еще нужда в знаменующем?»[8]

Как видим, Афанасий Великий тоже придавал исключительное значение данному пророчеству, как наиболее точному и однозначному, и поэтому имеющему огромную силу свидетельства для верующего человека. И он высказывает твердое убеждение, что это пророчество сбылось, свидетельство тому — разрушение Иерусалима и отсутствие пророчеств во Израиле.

Более подробно комментирует пророчество Даниила другой великий учитель Церкви — святитель Иоанн Златоуст.  Время его жизни 347-407 годы. Он вырос и воспитывался в Антиохии, под руководством известных тогда учителей Диодора и Флавиана изучал Священное Писание. В течение своей жизни он очень много написал экзегетических трудов, в своих проповедях постоянно возвращался к толкованию книг Библии. В труде «против иудеев» он очень подробно рассматривает, как понимать смысл пророчества о 70-ти седминах.

«Теперь слушайте меня со вниманием: ибо здесь заключается весь вопрос. 7 седмин и 62 седмины составляют 483 года: седмины здесь разумеются не дней или месяцев, но годов. Но от Кира до Антиоха Епифана и (бывшего при нем) пленения прошло (только) 394 года. Итак (Бог) дает разуметь, что Он говорит не о том опустошении храма (от Антиоха Епифана), но о бывшем после него от Помпея, Веспасиана и Тита; и таким образом проводит время далее. Затем, чтобы показать нам, откуда должно вести счисление, говорит, что (считать надобно) не со дня возвращения, а откуда? От исхода словесе, еже отвещати, и еже соградити Иерусалим; но он выстроен не при Кире, а при Артаксерксе Лонгимане. Ибо по смерти (Кира) восшел на (престол) Камбиз, за ним Маги, после них Дарий Истап, потом Ксеркс, сын Дария, после него Артабан; после Артабана царствовал в Персии Артаксеркс Лонгиман, и в его-то царствование, в 20-й год его правления, Неемия, возвратившись (из плена), восстановил город. Об этом подробно рассказал нам Ездра. Итак, если мы отсюда начнем считать 483 года, то верно дойдем до времени этого (последнего) разрушения (храма). Поэтому говорит Бог: соградится стогна и забрала. Так с того времени, говорит, как (город) восстанет (из развалин) и получит свой вид, считай 70 седмин, и увидишь, что еще не кончается настоящее пленение. И чтобы еще яснее показать это, т.е., что бедствия, которые тяготеют над иудеями, не будут иметь конца, Он говорит так: и по седминам 62 потребится помазание, и суд не будет в нем: град же и святое рассыплется со старейшиною грядущим, и потребится аки в потопе, так что не будет уже ни останка, ни корня, который бы вновь пустил росток; и до конца рати сокращенные чином погибельми. И опять об этом же плене говорит: отъимется жертва и возлияние, и сверх того во святилище мерзость запустения и даже до скончания времени скончание дастся на опустение(Дан.9:26-27). А когда слышишь ты, иудей, о скончании, то чего тебе еще ожидать? И сверх того: что значит это сверх того? значит, что к этому, о чем сказано, к отнятию жертвы и возлияния присоединится еще новое большее зло. Какое же? Во святилище мерзость запустения; святилищем называется здесь храм, а мерзостью запустения статуя, которую разрушитель города поставил в храме.И даже до скончания, говорит он, запустение. Поэтому и Христос, во плоти пришедший уже после Антиоха Епифана, предсказывая о предстоявшем пленении (иудеев), и показывая, что об этом-то пленении и пророчествовал Даниил, говорит: Егда узрите мерзость запустения, реченную Даниилом пророком, стоящу на месте святе: иже чтет да разумеет (Мф.24:15). Так как у иудеев всякий идол и всякое изваяние человеческое почиталось мерзостью; то Христос, таинственно указав на ту статую, предсказал вдруг, и когда, и от кого произойдет пленение.»[9]

Здесь, в толковании святителя Иоанна Златоуста, мы видим подробное исследование главных вопросов, возникающих его изучении, а именно, сколько лет обнимают собой эти 10 седмин и, что самое важное, откуда надо начинать счет седминам. Кроме того, святитель объясняет смысл словосочетания «мерзость запустения», что тоже помогает правильному пониманию пророчества.

Другой отец Церкви, который по происхождению алекандриец, но по экзегетической школе относится к Антиохии, как ученик и последователь Иоанна Златоуста, это Исидор Пелусиот. Он родился в богатой александрийской семье, но затем удалился в монастырь близ города Пелуси на Ниле и там был настоятелем. Вскоре он отправился слушать Иоанна Златоуста, под влиянием которого написал много писем и поучений. Сохранились его письма к Кириллу Александрийскому и императору Феодосию. Всего его эпистолярное наследие содержит несколько тысяч писем, в который он поднимает разные вопросы богословия, аскетики и толкования Сявщенного Писания. Он также писал и относительно толкования пророчества Даниила о 70-ти седминах.

«Как человек трудолюбивый и любознательный, ты пожелал узнать, каким образом исполнились написанные у Даниила 69 седмин лет, ведущие свой счет от построения Иерусалима и оканчивающиеся взятием, знай же, что он построен не при Кире, а в 20-й год царствования Долгорукого (Лонгимана).

Пророк Даниил, желая показать совершенное расстройство иудейских (общественных) дел после креста (Христова, желая показать), что тогда не останется у них ни малейшей доброй надежды и никакого ожидания лучшего будущего, сказал: потребится помазание и суд не будет в нем; словом помазание он обозначает священство, а словом суд — царскую власть — общественное состояние .

Если сказанное Даниилу ангелом, что город и святое разорит с вождем грядущим, считают сказанным о ком-либо другом, то пусть толкуют как хотят, нисколько не вредя истине. Если же называемый грядущим есть Христос, по Писанию (Пс. 117:26; Мф.11:3), то смысл изречения таков: все чтимое и славное у иудеев ниспровергнет не Отец только, но и Христос, ожидаемый ими, как их искупитель.

И смотри, какая точность: не сказано — разорится (вместе) с вождем, как думают иные, но — разорит Отец храм и город, при содействии Вождя, — того именно, который был ими поруган в первое Его пришествие. Если же это неясно, то скажем еще яснее: Бог и Вождь, т.е. Христос (разоряет город и храм). Посему, хотя дело это приписывалось римлянам, но было следствием Божия гнева.»[10] Как видим, Исидор не останавливается подробно на счете лет и хронологии, но зато ясно толкует значение двух слов в пророчестве — помазание и суд, как духовную и светскую власть в народе, кроме того высказывает обличение иудеям за неприятие ими Спасителя, что именно за это неприятие предсказано пророком такое страшное наказание.

Кирилл Иерусалимский, известный проповедник и учитель Церкви, родился в 315 году, в 350 году возглавил Иерусалимскую кафедру. Известны его огласительные и тайноводственные слова, в которых он касается многих догматических и экзегетических вопросов. Он также не обошел вниманием такое важное свидетельство веры, как даниилово пророчество о седминах, о времени пришествия Спасителя.

«Но мы требуем еще яснейшего доказательства, касательно времени пришествия. Человек, будучи недоверчив, если не узнает точного исчисления и самих годов, не верит тому, что говорится. Итак, сколько времени и сколько лет тому, как, по прекращении Царей от племени Иудина, начал потом царствовать иноплеменник Ирод? Ангел беседуя с Даниилом говорит ему: (заметь, что говорит) и увеси и уразумеши, от исхода словесе, еже отвещаети, и еже соградити Иерусалим, даже до Христа старейшины, седмин седмь и седмин шестьдесят две (Дан.9:25). 69 седмин годов составляют 483 года. Итак, слова Ангела означают то, что по прошествии от создания Иерусалима 483 лет, и по прекращении князей, будет Царем некоторый иноплеменник, при котором родится Христос. Дарий Мид (вероятно, св.Кирилл под именем Дария Мида разумеет здесь Дария Истапа) кончил строение Иерусалима в 6-ой год своего царствования, а по счислению греков, в первый 66-ой Олимпиады. Олимпиадою у греков называются торжественные игры, совершаемые после четырех лет, в тот день, который по четырехлетнем солнечном течении слагается из часов, остающихся от каждого года по три. А Ирод начал царствовать во 186-ой Олимпиаде, в четвертый год оной. Следовательно, между 66-ой и 186-ой Олимпиадою, будет 120 Олимпиад, с небольшим. Из 120 Олимпиад и составляются 480 лет. А остальные 3 года вероятно включаются во времени между первым и четверным годом. Теперь ты имеешь доказательство, основанное на Писании, которое говорит: от исхода словесе, еже отвещаети, и еже соградити Иерусалим, даже до Христа старейшины, седмин седмь и седмин шестьдесят две (Дан.9:25). Итак, вот тебе изъяснение времен, хотя есть и другие различные толкования о предсказанных Даниилом седминах годов.»[11]

Здесь мы видим, что святой Кирилл приводит исторические подтверждение исполнения пророчества в абсолютной точности. Он приводит даты царствования Дария и Ирода по греческим олимпиадам. Полное совпадение счета по седминам и по олимпиадам служит веским доказательством истинности пророчества.

Итак, подводя итог нашему краткому обзору толкований самых известных святых отцов и учителей Церкви на пророчество Даниила о 70-ти седминах, можно отметить следующие моменты. Все святые отцы сходятся во мнении, что точность исполнения этого пророчества выделяет его, как одно из неопровержимых свидетельств во-первых, истинности самого пророчества, а во-вторых, и это самое главное, величайшего значения конечной точки данного пророчества — воплощения чаемого Искупителя. Далее, совершенно естественно, что каждый из авторов акцентирует внимание на разных сторонах пророчества, на понимании отдельных слов и фраз, на счислении лет, на внешних свидетельствах. Большинство святых отцов используют данное пророчество как вернейшее свидетельство христологических догматов. В отдельный вопрос следует выделить эсхатологическое понимание последней седмины. Толкование по этому поводу встречается не у всех святых отцов. Но общая картина истории толкования данного пророчества дает все-таки более менее четкую и определенную картину. Разница в толкованиях не выходит за пределы личных различий учителей, в рамках одной православной традиции, без какого либо заметного разделения на школы и течения. Очевидно, что ясность и точность пророчества не позволяет выявится разнице в экзегетических методах, которая тем более заметна, чем менее однозначно может быть понято исследуемое место Библии. В нашем случае, относительно экзегезы пророчества Даниила о 70-ти седминах, может быть наиболее верными оказываются слова архимандрита Киприана о некой условности разделения на школы и течения: «К подобным схематизациям в наше время надо отнестись с большой осторожностью. Было время (конец прошлого столетия), когда очень модной была и очень научной считалась гипотеза так называемого «александризма» и «антиохизма» в богословии. Отрицать существование двух школ, двух стилей богословствования и, следовательно, двух направлений в догматике не приходится, но переоценивать эти «школы» и придавать им значение, которого они не имели, тоже не следует.»[12]

 

 

[1] А. Рождественский. Откровение Даниилу о 70 седминах. СПб, 1896, с.1

[2] А. Рождественский. Откровение Даниилу о 70 седминах. СПб, 1896, с.7

[3] Болотов В.В.. Лекции по истории древней Церкви.  СПб, 1917, т.1, с.3.

[4] Св.Ириней Лионский. Против ересей. М.1871, кн.5, гл.25.

[5] Св.Климент Александрийский. Строматы. Кн.1, гл.21.

[6] Св.Ипполит Римский. О видении пророка Даниила. Бонн 1891, слово 4-е.

[7] Творения блаж.Федодорита Кирского. М.1857, ч.4, с.177.

[8] Творения св.Афанасия Александрийского. М.1851, ч.1, с.134.

[9] Творения св.Иоанна Златоуста. СПб.1895, т.1, с. 710.

[10] Творения св.Исидора Пелусиота. М.1860, ч.2, с.141.

[11] Творения св.Кирилла Иерусалимского. М.1855,с.163-165.

[12] Архим. Киприан Керн. Золотой век святоотеческой писменности. М.1995, с.6.

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели